Как ловили сельдь в январе — Рыбалка

Как ловили сельдь в январе - Рыбалка

Как ловили сельдь в январе.

Глава из книжки «Рыбная ловля в морях и на реках», СПб, 1860. Из собрания Павла Гусева.

Невода, длина которых никогда не превосходит шестидесяти морских сажен, делаются либо из пеньки, либо из грубого персидского шелка.

В январе начинается ход сельди.

Приближаясь к Северному мысу, составляющему верхнюю оконечность Скандинавского полуострова, неоглядное полчище сельдей делится на два отряда: какой-то из них идет на восток, к берегам Архангельской губернии; другой, несоизмеримо больший, вступает в Германское море.

Нам известны в особенности голландские сельди, а поэтому обратим сначала внимание на некие подробности сельдяного промысла голландцев.

Они занялись ловлею этой рыбы в половине 12 столетия; но она получила заглавие большой ловли только через двести лет, когда рыбак Дукельзон отыскал проверенное средство приготавливать сельди впрок, другими словами укладывать их в бочки и солить так, чтоб они, получив наилучший вкус, не портились и были бы отправляемы в далекие края.

Читайте материал «Леска и крючок»

Суда, употребляемые для большой ловли и известные под именованием бюз либо догров, имеют особую форму: они узки и длинны; вместительность их изредка превосходит 30 ластов, т.е. 3,600 пудов.

Здесь начинается хлопанье по воде палками: испуганная рыба мечется в различные стороны; карбасы начинают медлительно приближаться друг к другу, в конце концов сходятся, и рыбаки вынимают невод, заполненный сельдями.Вся эта радостная работа сопровождается шумом, хохотом и говором.

В ночь с 24 на 25 июня начинается ловля; в последующие дни сети закидываются перед закатом солнца и вынимаются к часам 6 утра.

Ночное время признают на много более комфортным для лова. Весь весь день посвящается на изготовление пойманной ночкой рыбы.

Добывши целый груз, суда ворачиваются в Голландию, сдают приготовленный продукт, запасаются солью, посудою, съестными запасами и опять торопятся в путь, для продолжения собственного промысла.

По качеству сельди делятся на три сорта: к первому из их принадлежит малая сельдь.

Это — рыба, в какой не было еще ни молок, ни икры; она жирна, бела, нежна и очень мила на вкус, но сохраняется не так длительно.

2-ой сорт именуется полная сельдь. Это — рыба, достигшая совершенного развития, заполненная икрою и молоками; она сочна, смачна, наименее других видов подвержена порче, и поэтому на нее большой запрос.

Как ловили сельдь в январе - Рыбалка

В конце концов, 3-ий разбор носит заглавие пустой сельди, другими словами рыбы, выбросившей из себя икру и молоки; она плоше других на вкус и сберегается недолгое время.

В былое время весь день отправления судов на огромную ловлю был праздничком для всей прибрежной Голландии. На этот случай написано много древних песен, которые певались рыбаками перед отъездом. Также и привоз первых сельдей сопровождался народными церемониями.

Сейчас же негоцианты, торгующие рыбою, декорируют свои лавки флагами и венками из зелени — вот и все. Только, по старому обычаю, сохранившемуся до сего времени, первую пойманную сельдь торжественно представляют королю, который дарует за это приношение 500 флоринов (триста руб. сер.).

Вообщем сельдяной промысел очень свалился в Голландии. До этого большой ловлею занималось примерно 100 000 голландцев; в конце прошедшего века число это уменьшилось в 5 раз, а сейчас на сельдяной промысел отчаливает менее 1,400 рыбаков.

До этого Голландия изготовляла раз в год 50,000 тонн соленых сельдей, сейчас же приготавляет 34,000 бочек, из которых 21,000 вывозится за границу. Если мы сравним голландскую ловлю с английскою, то упадок голландской обнаружится еще яснее.

Британская либо шотландская сельди ужаснее; но они все-же недурны и притом много дешевле, а поэтому и запрос на их несоизмеримо шире. В розничной торговле слывут они голландскими, и непричудливые покупатели никогда не спорят с торговцами о заглавии; почти все совершенно даже не знают о существовании шотландских сельдей, которые подорвали в Голландии промысел, длительно считавшийся золотым прииском этого страны.

Обратимся к отряду сельдей, посещающих наши, российские, воды.

Достигши берегов северной Рф, они делятся на огромное количество отдельных партий, которые заходят в заливы Архангельской губернии, где, возможно, от характеристики еды белоснежное и нежное мясо сельдей в последствии становится время от времени грубо и получает красный цвет.

Главный улов их делается в 3-х местах: в селе Поньгам, в Соловецком монастыре и в деревне Сороке.

Поньгамская сельдь, самая большая из беломорских сельдей, ловится в большей степени поздней осенью, во время заморозков. Когда установится зимний путь, везут мороженых сельдей на шунгскую ярмарку, где и сбывают их в достаточно большенном количестве. Вылавливается осенью примерно 6,000 пудов.

Соловецкая сельдь, хотя жирна и достаточно бела телом, но существенно мельче поньгамской. В тыще штук последней весит от 5 до 7, а в соловецкой от полутора до 2-ух с половиною пудов.

Эти маленькие сельди именуются голодьею, в отличие от самых больших, которым дано почему-либо заглавие зауреи. Свежайшей голодьею питаются летом не только лишь монахи, да и богомольцы, посещающие Соловецкий монастырь.

Несколько тыщ пудов этой рыбы идет раз в год в посол, который делается тут несоизмеримо чище и аккуратнее, ежели в Поньгаме и Сороке. От этого соловецкие сельди находят сбыт в Архангельске.

Сорокская голодья мельче соловецкой, но превосходит ее вкусом. Молвят, что уха, сваренная из этой рыбы, не уступает стерляжьей.Коптить сельдей они тоже не могут, а поэтому и продают в большей степени промерзлую рыбу. За нею приезжают к ним покупатели из губернии Олонецкой и Вологодской. 1-ые везут ее в Петербург, а 2-ые коптят у себя, в селе Кубенском.

Как ловили сельдь в январе - Рыбалка

Читайте материал «За ленками на Анюй»

Кому бы, кажется, охота есть такую невкусную и даже время от времени очень вредную вещь, а вон, поглядите, дядя Иван, который прошедший год немножко не погиб от таковой же точно рыбы, снова купил ее два фунтика.

— Ой, не ешь! – остерегает его рачительная хозяйка, вспомнивши прошлогоднее происшествие. — И, мама моя! – отвечает дядя Иван, наполняя квасом глубокую древесную чашечку, когда уже успел он сложить туда зеленоватый, мелко искрошенный лук и большими кусочками нарезанную рыбу. — Ты помнишь, чай: в те поры и Семен, и Андрюха — королевство им небесное — Богу душу дали, а у меня пососало маленько под ложечкой, покряхтел я день ну и стал здоровешенек.

Ты что хошь гласи, а это как кому на роду написано. Другой, приблизительно, паука съест, и то с рук сойдет, а другой белуги с ржавчинкой отведает — глядь: парень-то и ноги протянул. Мне вот, погибель как захотелось солененького.

Ай-да, рыба, — продолжает он, уписав половину большой чашечки.

Таких потребителей у нас почти все огромное количество. На них-то рассчитывают, естественно, и сороцкие рыбаки. «Съедят, мол, не побрезгуют».

Лов ее происходит в большей степени осенью, может быть, и так как в это время заходят в Сорокскую губу самые наилучшие сельди; но, кажется, результат основная заключается вся в том же неуменье заготавливать впрок рыбу, пойманную в летние месяцы.Естественно, это дело нехитрое; но оно не клеится у беломорских рыбаков от невнимания, от лени и немыслимого неряшества. Соль употребляют они, по большей части, самую негожую и, сверх того, скупятся издержать ее, сколько бы следовало; на рассохшиеся бочки не набивают новых обручей, не моют и не парят их.Просто представить для себя, какова должна быть рыба, заключенная в вонючую посуду, из которой вытекло более половины рассола; тяжело поверить, чтоб на такую дрянь могли найтись охотники; но они есть, так как эти вонючие сельди раскупаются.

О количестве сельдей, раз в год посещающих Сороцкую губу, можно судить по тому, что осенью вылавливается их до 40,000 возов. Считая в каждом возу по 15,000 штук и полагая в тыще пуд весу, выходит, что двухмесячный осенний улов дает примерно 1,200,000 пудов.

Это очень почетная цифра. Она обосновывает, что наша Сорока перещеголяла в неком роде Голландию.

Осенний лов сороцкой голодьи представляет самую оживленную картину.

Читайте материал «За линем»

И стар и мал, все деревенские обитатели переселяются на лодки и карбасы, которые становится ясно попарно, соединенные 2-мя концами невода, никогда не бывающего длиннее 100 сажен.

Сельди толпятся время от времени в глубине воды сплошной грудою. Если они на ходу, то о их присутствии выяснят по особому шуму; если же на отдыхе присмирели и не движутся, тогда рыбак, стоящий на носу карбаса, ощупывает их длинноватым шестом и дает понимать о присутствии рыбы своим товарищам. Карбасы стремительно расползаются и растягивают невод.

Экипаж каждый бюзы состоит человек из пятнадцати, в множестве которых нередко находятся двенадцатилетние детки. Лоцман получает двадцатую частичка всей пойманной рыбы, а матросы — по 3 р. 45 к. в 7 дней. Подкармливают их кашею, пьют они кофе и водку.Голландские рыболовы сходятся к 24 июню у Оркадских островов.