На усы – ночная ловля судака на воблеры — Рыбалка на спиннинг

На усы – ночная ловля судака на воблеры - Рыбалка на спиннинг

На усы – ночная ловля судака на воблеры.

31 июля 2017 958.

Геннадий Филин: На усы – ночная ловля судаков на воблер.

В течении 2-ух лет, занимаясь ловлей судака на воблеры на окских перекатах в вечернее и ночное время, я сталкивался с одной и той же ситуацией, которая, нужно сказать, повторялась в точности у всех моих знакомых рыболовов.

Еще засветло либо в светлых сумерках, но непременно до начала боя, бывает по одной-две действенные поклевки. Потом с пришествием мглы начинается бой судака, в течение которого поимка судака и просто даже поклевка являются достаточно большой редкостью. А вот сходу как бой окончится, еще один-два судака впоследствии очень уверенных поклёвок отправляются в ранец спиннингиста. Потому нужно самым кропотливым образом у себя дома отрегулировать его игру. Лучших результатов в ловле судака поверху «на усы» при самом неправильном клеве можно достигнуть, применяя без помощи других сделанный либо переделанный воблер с агрессивно встроенными двойниками в брюшке и хвосте и одинарным крючком на его спинке.

Как правило судак осознает подходить к берегам, когда установится размеренная теплая погода, с середины либо конца мая. Прекращается клев на перекатах с пришествием холодов в октябре; бывает, что он усугубляется с середины июля до середины августа. В остальное время эта рыба умопомрачительно пунктуальна и постоянна в собственных вечерне-ночных повадках.

Нужно сказать, что без улова мы с вечерней рыбалки изредка когда ворачивались, но вопрос, почему же судаки плохо клюют во время боя на воблеры, не давал мне покоя.

Всякий раз, приезжая на ловлю, конкретно до боя в сумерках мне приходилось следить один и тот же соответствующий процесс. Против течения по поверхности воды начинают двигаться расходящиеся в стороны «усы». Обычно, они движутся маленькими стайками, с определенной периодичностью. Это явление можно созидать на большинстве каменистых либо глинистых перекатов с относительно размеренным течением, также на совершенно размеренных участках, примыкающих к перекатам, в зонах оборотного течения ниже мысов, вдоль берегов, испещренных щебенкой, если рядом есть глубочайшие ямы. Ее, пожалуй, можно сопоставить с ловлей щуки на маленьких водоемах, с той только различием, что количество поклевок на единицу времени существенно на много больше и дело происходит ночкой.. Место ловли было очень увлекательным. Крутой поворот практически на 180, который тут делала Ока, был увенчан каменистым мысом, длинноватой грядой. уходящей в глубину. Окское течение, омывая мыс, устремлялось далее вроде бы от берега, и только метрах в 20, встречаясь с иными струями, делало поворот, подчиняясь руслу.

Оно и до сего времени каждый раз вызывает у нас сомнения. Но положение, что если в сумерках против течения вдоль берега либо против струи начинают двигаться соответствующие «усы», то практически через минуту-другую начнется бой, остается если и не теоремой, то уж, во всяком случае, тривиальной закономерностью.

В один прекрасный момент, когда «усов» было сильно много и бой был просто обезумевший, а в активе у меня был ноль, я в каждый paз задал для себя все тот же вопрос: почему судак не клюет? Заместо ответа я стал вести воблер очень медлительно, по самой поверхности воды, создавая в точности такие же «усы», как реальные. Практически через полминуты последовал очень резкий, с всплеском, удар. Рыба, правда, не засеклась. Я повторил прием, снова последовала поклевка. Стоило моему брату тоже поменять стратегию, как и на его приманку судаки вдруг начали уделять свое внимание.

Этот метод мы так и назвали: «на усы». В предстоящем постоянно до начала боя мы ловили судака, применяя классическую проводку, заглубляя воблер, а с возникновением «усов» ловили поверху. Но нужно непременно выделить, что поклевки «на усы» начинаются только с пришествием мглы.

Позднее я опробовал этот метод на различных участках Оки, на каменистых и глинистых перекатах. По количеству поклевок он оказался вне всякой конкуренции, хотя возможно на много более 6 судаков никто у нас не ловил.

Итак, неувязка отсутствия поклевок на воблеры во время боя была решена самым кардинальным образом. Оставалась 2-ая – большой процент пустых поклевок, доходивший нередко до 90-100. Данный факт разъяснялся до боли просто.

В ночной охоте на перекате, когда маленькие рыбки передвигаются по самой поверхности воды («усы»), судак всегда ориентируется конкретно на их. Воблер он постоянно хватает поперек. В лунную ночь время от времени это можно следить зрительно. Хватка происходит или снизу с боковой стороны, где имеется навесной тройник, или сверху с боковой стороны, где, как понятно, у воблера крючков нет. При неплохом, уверенном клеве судаки берут воблер всей пастью и, обычно, накрепко засекаются. При аккуратном и игровом поведении, что, по моим наблюдениям, очень нередко бывает даже при активном бое, судак только «коцает» приманку краюшками челюстей, на которых у него располагается его главный инструмент – две пары клыков.

Впоследствии первой же таковой рыбалки мой воблер был сплошь покрыт сдвоенными дырочками от верхних и нижних клыков хищников. Только пару раз нам удавалось выводить на сберегал судаков, которые держались, как говорится, на добросовестном слове, зацепившись зубами за крючок нижнего тройника. Как правило в таком случае они как раз сходят или совсем не засекаются. Большая часть же рыб, доставленных на сберегал, оказывались дополнительно подбагренными задним тройником где-нибудь примерно глаза либо снизу челюсти за мягенькие ткани.

При таковой ловле была бы очень полезна своевременная жесткая подсечка, но вроде бы вы ни очень старались, своевременной она не бывает никогда из-за того, что скорость проводки очень неспешная, а поклевка -при полной, казалось бы, готовности к ней – постоянно носит очень внезапный и резкий нрав. Потому ответ на вопрос: «Как уменьшить количество пустых поклевок?» логичнее было бы находить или в изменении стратегии ловли, обеспечивающей наилучшую реакцию на поклевку, или в конструкции воблера.

При обсуждении этой темы мой брат как-то на теоретическом уровне высказал идея о статической ловле судака на плавающий воблер. Для этого подошло бы легкое и жесткое углепластиковое удилище длиной 4,5–5.0 метров и безынерционная катушка с леской 0.3–0.4 мм.

Техника ловли максимально ординарна. Делается спуск лески 1.5–2,0 метра. Приманка опускается в струю и удерживается на одном месте. При всем этом от нее расползаются «усы», в точности напоминающие реальные. Леску лучше высвободить от лесоукладывателя и держать на пальце. Это дозволит ее стремительно сдать при поклевке большого хищника.

Смысл идеи заключался в том, что должны быть обеспечены наибольшая твердость снасти, скорая реакция на поклевку и быстрейшая доставка чуть зацепившегося хищника на сберегал. Для этого спуск лески делается наименьшим, а катушка фактически исключается из процесса вываживания. В пользу этой идеи гласило и то, что темп проводки при таковой ловле нужно очень неспешный, воблер может просто играть в струе без поступательного передвижения, а большая часть поклевок происходит в конкретной близости от рыболова.

При верно избранном месте ловли время, уходящее на перебрасывание приманки обычным спиннингом. можно посчитать никчемно потраченным. Длины обыденного спиннингового удилища, даже если она составляет 2,7–3,0 метра, очевидно не достаточно хватает для воплощения этого метода ловли.

В один прекрасный момент теплой июньской ночкой, когда суммарное количество пустых поклевок на двоих у меня с братом перевалило за полтора 10-ка и из их не было ни одной действенной, Паша вдруг решительно положил спиннинг и направился к машине. Скоро дверь хлопнула, и я увидел, что он несет пятиметровую «Волжанку». Верхнее тонкое колено он снял. Я сообразил, что он на самом деле решил выполнить высказанную выше идею.

Опыт удался сходу. Через минутку раздался всплеск, и Паша кратко бросил: «Есть!» Судак, побарахтавшись на согнутом в дугу удилище, отцепился и сошел у самого берега. Но это было уже достижение. Отцеплять мне его преходилось через жабры, за ранее перерезав леску. Посадив рыбу на кукан, я посмотрел на часы: 22.24. Пунктуальность этой рыбы поразила меня в каждый раз.

Последующим решением, позволившим уменьшить число сходов и пустых поклевок, было жесткое крепление нижнего тройника – не через заводное кольцо, а при помощи проволоки и куска кембрика либо ниппельной резинки. Агрессивно закрепленный крючок владеет еще наилучшей зацепистостью, чем свободно подвешенный, который просто отскакивает от зубов хищника.

И, в конце концов, самыми безнаказанными оказываются поклевки. при которых судак хватает воблер за спинку. Процент таких поклевок, судя по меткам на воблере, очень велик. Потому, чтоб повысить уловистость приманки, идеальнее всего агрессивно закреплять одинарный крючок на спинке воблера. Нужно сказать, что все эти модернизации и навески могут свести на нет игру самого фирменного воблера. К примеру, в июне более возможное время таких поклевок, за маленьким исключением, наблюдается с 22.00 до 22.30 и с 23.30 до 00.15.Все мы в главном применяли плавающие, слабо заглубляющиеся воблеры типа Rapala Shallow Runner либо их аналоги. Техника ловли – проводка в неспешном либо среднем темпе против течения, при которой воблер идет в толще воды.Рыболовы, использующие колеблющиеся блесны, отмечали такую же специфику клева, оставаясь во время боя, обычно, ни с чем. Приманку лучше сделать без лопасти, со скошенным лбом и подвеской у верхнего его края. В данном случае при подсечке воблер будет срабатывать как рычаг, ввысь, по типу джиг-головки, обеспечивая надежную зарубку. Угол наклона лба нужно подобрать так, чтоб воблер фактически не заглублялся и обладал маленькой игрой, по типу вышеупомянутого Rapala Shallow Runner, более возбуждающего аппетит хищника.

Дальше мне особо хотелось бы тормознуть на нраве поклевок и вываживании судака при ночной ловле «на усы».

Поклевка судака, берущего воблер, блесну, твистер, поролоновую рыбку и т.д. в глубине водоема (пусть такого же переката) хотя и может отличаться огромным многообразием (соответствующий стук, повисшая тяжесть и т.п.), но никогда не сулит любых неожиданностей и проблем. Лески судак не рвет, резких рывков при вываживании не делает. Может, правда, залечь на деньке, отчего даже маленького судачка бывает проблематично двинуть с места, но кратковременно, да в состоянии сделать один-два отчаянных всплеска у самого берега.

Если же судак хватает воблер на самой поверхности, как и происходит при ловле «на усы», то поклевка, нередко сопровождаемая сильным всплеском, постоянно носит резкий и внезапный нрав. Засекшись, он устраивает очень жестокое сопротивление, показывая, казалось бы, не характерную этой рыбе быструю прыть. Если при всем этом поклевка происходит рядом с берегом, что вообщем типично при ловле на перекатах ночкой, то последствия могут быть самыми ненужными, так что и самая высококачественная и хорошо отстроенная снасть не поспособствует избежать обрыва. Конкретно таковой случай произошел на одной памятной мне рыбалке.

Предваряя рассказ, отмечу, что по собственной чувственности ловля судака «на усы» не сравнима ни с каким другим методом ловли этой рыбы. Тут не речь идет о бурляще-кипящих потоках, какие бывают, к примеру, ниже плотин, где лучше ловить на твистер, либо о маленьких быстрых перекатах, на которых также разрешено ловить судака.Авторство этих «усов» мы, по различным версиям, причисляли или небольшим рыбам, или самим судакам.

Из-за этого проводка воблера выходила не вдоль берега, как на обыденных перекатах, а из реки к берегу, другими словами на себя. Выше и ниже этого места размещались глубочайшие ямы. Эти особенности и обещали удачную и увлекательную рыбалку на судака. Дело происходило второго июня, достаточно далековато от Рязани. Всю предшествующую 7 дней на реке Оке поблизости городка судак начинал взять примерно в 22.30. Несчастные «усы», а за ними и судачьи всплески появлялись чуток позднее, когда начинало темнеть. Потому мне было очень любопытно выяснить ситуацию в других местах.

В 22.15 я сделал 1-ый заброс. Особенного интереса я вобщем, не испытывал, так как весь весь день был бесклевныи, и я порядком утомился. К тому же идея об другом «расслабляющем» варианте у костра с товарищами не поддержавшими моей инициативы, повсевременно лезла в голову. Погода была переменная, два денька вспять она резко усугубилась, а сейчас улучшается. Думая обо всем этом, я делал заброс за забросом. Воблер я вел примерно дна, зная, что судак осознает потихоньку взять еще до начала боя.

На 6-ой либо седьмой проводке знакомый маленький удар приостановил приманку и сходу возвратил меня к жизни. По сопротивлению я сообразил, что судак достаточно солидный, но, все же без излишних церемонии выкинул его на сберегал. При поклевках такового нрава судак, обычно, глубоко заглатывает воблер. Так случилось и в сей раз. И хотя сходы длилось, судаки засекались все таки лучше, и пара из их удачно перешла в Пашину сумку. У меня удочки не было, и я так и не изловил ни 1-го судака, хотя клевало у меня не меньше 10 раз.

Когда я поновой привязал воблер и подошел к воде, стало приметно темнее и прохладнее. Комары и, главное, мошки, которые деньком зверски грызли мне губки и уши, держа в неизменном напряжении, внезапно пропали. Справа от меня, над обратным берегом Оки, появилась огромная колоритная луна. Ветерок, немного рябивший поверхность воды, совсем пропал. В природе и прямо за ней у меня в душе воцарилось необычное спокойствие.

Я тихо зашел по колено в воду и поглядел в конец струи. Медленно-медленно против течения в сторону мыса двигались клином трое «усов». Они шли прямо на меня с каким-то гипнотически наизловещим всепостоянством. Когда до моих ног оставалось менее метра, мне почему-либо захотелось со всей силы садануть удилищем по воде, чтоб расстаться от их. Но громкий от неожиданности всплеск, окативший всего меня прохладными брызгами, обогнал мои глуповатые намерения. «Усы» пропали, но через несколько секунд снова появились впереди метрах в пятнадцати и опять двинулись на меня. Мягеньким толчком я послал к ним воблер и, создавая вточности такие же «усы», с вточности такой же черепашьей скоростью повел их на себя, в напряженной тиши ждя, что «сейчас ка-а-ак. «

Но ничего не происходило. Тишь, ни всплеска. У самых ног трое «усов» пропали. Остались четвертые – от моей «Рапалы», метрах в 2-ух правее. Я уже до максимума завел спиннинг вспять и собирался убрать воблер с воды, как в самый последний момент, когда лески оставалось менее полметра до кончика удилища, произошла очень резкая, с сильным всплеском поклевка, которой я уже никак не ожидал.

В быстром рывке судак развернул меня вкупе со спиннингом фактически на 180′ и в критичный момент, когда моя рука. удилище и леска оказались вытянутыми в одну линию, оторвал воблер. И это невзирая на то, что фрикцион был затянут достаточно слабо, а леска стояла 0.3 мм. Я не думаю, что судак был сколько-либо выдающихся размеров, так как все выловленные в этот вечер особи не превосходили величины первого, потянувшего на 1.7 кг. Я еще несколько ослабил фрикционный тормоз, хотя, на мой взор, этого было на много более чем довольно, привязал последний воблер и возобновил ловлю.

Практически через две минутки, когда лески снова оставалось примерно метра, произошла вточности такая же поклевка. Снасть выручило то, что я успел среагировать, подавшись всем корпусом вперед и. как мог, растянул руку со спиннингом. Мне удалось скорректировать быстрый бросок судака, направив его по дуге к берегу, и удачно выволочь рыбу на травку левее мыса. Судак, как оказывается, был весом всего 1.2 кг. С удивлением я прокручивал совсем незатянутую шпулю на катушке, качественно которой у меня не вызывало колебаний. Это был шести-шаровый Cardinal 1053. Фрикционный тормоз, имеющий на этой модели очень узкую и плавную регулировку, снова не успел сдать ни сантиметра лески.

Минут через 5 судаки начали буянить по всей струе, и я изловил еще 1-го. Гневная атака на этот раз произошла метрах в 10 от берега, и амортизация удилища и лески стремительно усмирила полуторакилограммового хищника. Посчитав разведку на много более чем успешной, я решил не скупиться и сначала двенадцатого покинул место боя. К лагерному костру я подошел в тот момент, когда вода в котелке для ухи только начала закипать.

Для ночной ловли судака на перекатах я совсем сознательно пользуюсь достаточно грубой, не новейшей, но все же надежной снастью. Для этих целей у меня есть старенькое углепластиковое удилище конторы Daiwa длиной 2.7 метра и двух-шаровая катушка конторы SNAP с леской 0.40–0.45 мм.

О какой-нибудь дальности забросов при вечерней либо ночной рыбалке гласить не приходится. Практически все судаки попадаются на расстоянии максимум 10 метров от рыболова, которое можно покрыть, применяя даже самый легкий бальзовый воблер, не говоря уже о ловле на на много более томные воблеры и тем паче джиг-головки с твистерами и виброхвостами.

Судак в собственных повадках на перекатах, в отличие от его поведения на ямах, – рыба быстрая и жесткая. Поклевки его почаще носят резкий нрав, а, попавшись на крючок, он упрямо сопротивляется, Потому удилище должно владеть нужным припасом прочности, иметь отличные пропускные кольца, и сначала «цветок». Катушка непременно должна быть исправной и надежной, с неплохим фрикционным тормозом. Нужно держать в голове, что с хоть какими проблемами ночкой совладать существенно сложнее, чем деньком.

Толщина лески никак не оказывает влияние на клев судака. Зато толстую леску распутать решительно проще, чем узкую, что в мгле важно. Ну и вашему дорогостоящему финскому либо южноамериканскому воблеру, застрявшему в камнях какого-либо маленького переката, не угрожает обрыв. Не запамятовывайте только о том, что если вы ловите конкретно на воблер, то привязывать его нужно узлом, обеспечивающим неплохую свободу игры приманки. Тут узел, показанный на вкладышах к воблерам Rapala, на мой взор, вне конкуренции.

И последнее. На ночной рыбалке, даже в самое светлое июньское полнолуние, лучше все-же иметь с собой фонарик. С его помощью еще проще перевязать приманку, вытащить крючок из пасти рыбы. Ну и просто перебегать с 1-го места на другое, не рискуя спотыкнуться и свалиться.

Видео по теме: Ночная ловля судака на воблеры.

Рыболов-Elite № 3 — 1997г.